Новости -> Магия бесконечной степи

Магия бесконечной степи

04.09.2006 14:59


Что такое азиатская степь, понять в Латвии, если вы не были в Туве или дальше — в Монголии, невозможно. И ваш автор, пока не отправился в путешествие за 5500 километров от родной страны, имел о ней представление максимум из книг о набегах кочевников на Древнюю Русь. Но заветным мечтам свойственно сбываться!

Без оружия туда ни шагу

В Кызыле, чтобы отправиться в степь, довольно долго пришлось искать проводника с машиной. Расстояние–то от города до "начала" степи немалое — день пути, поэтому и желающих поехать было, мягко говоря, немного, а те, что соглашались, просили минимум 9000 рублей (примерно 180 латов) плюс оплату бензина.

Да уж, явно не для журналистов расценки… Но наконец через знакомых удалось договориться с одним парнем за символическую плату. Им оказался сотрудник министерства юстиции Тувы Мерген, который как раз был в отпуске, недавно помял в аварии свою машину и теперь искал деньги на ее ремонт.

— Почему бы и не съездить?! Но, надеюсь, у вас есть огнестрельное оружие? — поинтересовался Мерген и, увидев выражение моего лица, объяснил: — Кочевники — народ дикий, могут ночью прискакать к нашему лагерю и забить всех плетьми… Ладно, считай, тебе повезло, у меня есть друг Жак (сокращенно от фамилии Ооржак — самой распространенной в Туве. — И. М.) — бывший депутат Кызыла, который сейчас тоже в отпуске и может с нами поехать. У него в тех краях живет теща, поэтому Жаку никакие кочевники не страшны, сможет "отмазаться"!

В священных водах Дус–Холь

По пути в степь новые друзья предложили мне очиститься в священном озере Дус–Холь ("холь" в переводе — "озеро"). Оно считается культовым: шаманы, перед тем как пройти обряд посвящения, должны в нем обязательно искупаться на закате солнца. Но кроме того, вода в Дус–Холь обладает и целебными свойствами: соли в ней более 80%.

Разумеется, нырнуть здесь невозможно, и ваш автор, когда лег на воду, ощутил себя поплавком. Истинное блаженство! Правильное озеро шаманы нашли! Вдобавок температура воды в Дус–Холь колеблется от 16 градусов зимой (!) до 41 летом. Дело в том, что соленая вода скапливает тепло, оно благодаря особенностям дна затягивается на глубину, как в воронку, где аккумулируется и потом греет озеро круглый год. Считается, купание в Дус–Холь еще полезнее, нежели в Мертвом море.

А главные лекари, очищающие кожу человека, — это крошечные красные ракообразные артемии, единственные существа, способные выжить в столь соленой воде.

Впрочем, целебные свойства озера раскрыли не только шаманы. Еще в царской России (Тува к ней присоединилась в 1914 году) на берегу Дус–Холь открылся санаторий для приближенных к императору особ. В советские же годы вокруг Дус–Холь построили несколько санаториев. Хотя теперь от них осталось лишь несколько домов, которые сдаются за 150 рублей (около 3 латов) в сутки.

Целебны и аржаны — источники, втекающие в озеро, вода в них по вкусу напоминает "Ессентуки" и лечит чуть ли не от всех болезней… Ну а если остаться ночью на берегу, то к вам обязательно придут духи источников, чтобы проверить души гостей: когда она чиста, позволят здесь находиться, нет — прогонят.

Дух Пустоты над Эрзином

Спустя несколько часов езды на скорости под 200 километров (по ухабам и ямам!) мы прибыли в поселок Эрзин, за которым вплоть до самой Монголии и дальше шла уже сплошная степь, где растут лишь высокие травы и кусты верблюжьей колючки…

Эрзин — весьма примечательное место. Здесь большая часть населения — монголы, оставшиеся в поселке после появления в советские годы границы. Тут даже по–тувински не все говорят, а на приезжих смотрят подозрительно. В одном магазине, где мы закупали провиант к ночевке, двое местных — внешне натуральных чингисханов (монголы ниже тувинцев, более коренасты, скулы — шире, глаза — уже, волосы — пепельно–черные, цвет лица — медный) — внимательно изучали корреспондента "Вести Сегодня".

Правда, этот интерес связан с одним нюансом. Иногда Эрзин попадает даже на страницы столичной российской прессы, поскольку является крупнейшим в Туве нелегальным перевалочным пунктом всевозможного товара из Монголии. Граница–то под боком лишь формальная, ее почти не охраняют. Хотя изредка все же может прискакать конная полиция, которая стреляет в подозрительных людей без предупреждения…

Еще, что ты сразу чувствуешь в Эрзине помимо внимания к приезжим, — невыносимая жара. Поселок расположен на возвышенности, деревьев тут нет, а солнце жжет беспощадно. Температура здесь летом порой превышает 50 градусов, а дожди — большая редкость: капли высыхают, так и не долетев до раскаленной почвы.

Правда, в советские годы с жарой умело боролись: в поселке была протянута сложная система водоснабжения и посажены деревья. Однако с распадом Союза за системой перестали следить, она развалилась, а деревья быстро засохли. Теперь воду берут разве что в двух колодцах, расположенных по краям Эрзина, и в магазине — в бутылках…

Пейзажи в Эрзине такие, что запросто могли бы попасть в произведения Пелевина, скажем, в роман "Чапаев и Пустота", где автор описывает картины Внутренней Монголии — мистического мира "под кайфом".

Вечная тень тээлдигена

Граница царства Пустоты — горы Кара–Хай и останец (священное место) Ямалыг близ реки Тээс, которая во время разливов затопляет местность на десятки километров, чем и дает жизнь степному краю. Пластинчатые выветренные скалы, покрытые пустынным загаром — буро–черной окалиной, смотрятся очень величественно. И дико. На огромном плоском камне лежал лошадиный череп, и ветер свистел сквозь пустые глазницы. "Тувинцы любят конину, но никогда не едят голову. По древнему обычаю, лошади отрезают голову, а потом оставляют ее в священном месте или вешают на кол около реки", — объяснил Мерген.

Одна из вершин напоминает тээлдигена (коршуна). Есть легенда, что в незапамятные времена Чингисхан, завоевав эти земли, послал в небо верного коршуна Бээлея, который вечно должен был следить за степью и охранять ее от чужаков: выклевывать им глаза. Коршуну запрещалось садиться на землю, иначе его дух навечно будет проклят. Но однажды Бээлей не выдержал нестерпимого жара солнца, опустился на высокий холм в тень валуна — и тут же превратился в камень…

Теперь он вечно смотрит на людей, но не может выполнить приказа Чингисхана, а дух птицы беспокойно скитается между небом и землей. Кочевники рассказывают, будто ночью, когда небо усыпано мириадами звезд, к окруженному подвижными песками Боорег–Дэлийн–Элс озеру Тере–Холь (приграничное между Тувой и Монголией) опускается тень огромной птицы и закрывает своими крыльями Млечный Путь…

Священно и другое место — гора Кежеге, где до сих пор в юрточных поселках встречаются потомки древнего тувинского племени соян. Шаманы почитают эту гору, ведь она их главный покровитель. Считается, что дух этой горы запрещает девушкам из рода соян выходить замуж за представителей других племен, а нарушившую запрет ожидает тяжелая жизнь и ранняя смерть. Примечательно, что мужчины соян преспокойно брали жен из других племен… Кежеге по форме — кольцо. Если оказаться внутри, кажется, будто стены сейчас сомкнутся и ты навсегда останешься в каменном мешке…

Бык Мээндер питается страхом

Поздно вечером к нашему лагерю в степи на берегу Тере–Холь прискакали несколько человек — жителей соседних юрт, но, присмотревшись и щелкнув в воздухе кожаными плетками, скрылись. Видимо, поняли, что мы не представляем никакой угрозы — не намерены воровать их лошадей, коров и верблюдов. Или, возможно, они не решились на закате приближаться к водам озера? Есть предание, что ночью из вод Тере–Холь выходит синий бык Мээндер и пасется в степи. Только пища его вовсе не трава и колючка, а души и страх людей… Ночью действительно кто–то сильно плескался в воде, а потом бегал возле палаток. Хотя в воде, скорее всего, плескались алабуга (огромный окунь) и скортен (щука).

В Тере–Холь полным–полно рыбы, поскольку монголы ее вообще не ловят — нет у них такой традиции, а тувинцы забрасывают удочки крайне редко. Что же касается шума в степи, это были явно дикие лошади, спасающиеся от стай красных волков, живущих здесь в превеликом множестве.

А на рассвете самое время уйти подальше в степь — понять ее душу и силу. Здесь энергия проходит сквозь тебя, да так, что вскоре начинает кружиться голова. И ты вдруг ощущаешь великую, вечно дикую степь. Острее чувствуешь дурманящий запах ее трав. А если взять хумус — варган и поиграть на нем хоть несколько минут, то обязательно прилетит хартыга (сокол) и исполнит песнь песка и неба, которые сходятся на линии горизонта. Там далеко ветер созывает на танец малиновые облака и золотые шумящие травы.

P. S. Ваш автор благодарит за помощь в организации поездки в Туву директора пивзавода Bauskas alus Владимира Барскова.


Источник: Игорь МЕЙДЕН, Вести сегодня

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 rtmm.lv